eustinas

Category:

Природа неперсонифицированной власти

23 марта 2021 года состоялась научная сессия на тему 

«Природа неперсонифицированной власти».

Участники: Михаил Белобородов, Андрей Мадонич, Сергей Арапов (ведущий).

Предлагается краткая сборка этой сессии.


Исходные положения

Традиционно власть персонифицируется. Власть связывают с личностью в зависимости от способа передачи власти. При наследственной форме передачи власти ее связывают с личностью монарха. При выборной форме передачи власти ее связывают с личностью президента или премьер-министра (канцлера).

Человек в силу своей пристрастности не может разумно использовать власть для общественных целей и нужд. Человек слишком слаб, чтобы обладать властью. Человек не в силах понять смыслы власти. Человек не в силах употребить власть для всеобщего блага. Именно по этой причине власть должна заключаться в источнике права, букве и духе закона. Слабость человека в сфере использования власти делает невозможным наделять властью человеческую натуру. Если Человек использует власть, он использует её исключительно в своих интересах, либо в интересах доминирующей социальной группы. 

История не знает примеров разумного использование власти для общественных благ. Даже те правители, которые обладали обостренным чувством совести, или просвещенные монархи не могли до конца использовать власть в общественных интересах. Нередко они вынуждены были использовать власть в интересах доминирующей социальной группы, от которой зависели.

По этой причине возникает потребность в неперсонифициррованной власти. Возникает вопрос: «А может ли власть быть неодушевленной, неперсонифицированной, не связанной с конкретной личностью?»

Этому вопросу посвящена первая научная сессия исследовательской группы «Иное Право» 23 марта 2021 года по теме «Природа неперсонифицированной власти».

В ходе сессии проявились следующие положения.

1.  Неперсонифицированность и бессубъектность власти. 

Власть может не иметь субъектности, то есть быть неперсонифицированной. Например, власть священных книг распространяется на адептов конкретной конфессии безоговорочно. При этом именно бессубъектные, но священные тексты обладают властью над людьми, которые не только верят в их содержание, но готовы защищать их от атак тех, кто не верит. Более того, люди, верящие в священные тексты готовы идти на смерть, отстаивая свою веру в истинность этих текстов. Тем не менее, возможность неперсонифицированной власти все же существует.

2.  Целеполагание Власти. Власть – это капитан корабля.

Неперсонифицированная власть должна иметь функцию целеполагания, функцию капитана корабля. Если такую функцию будет нести источник права, некий Универсальный Закон под названием Единое Правоначалие, то он и будет той самой неперсонифицированной властью. 

3. Власть – носитель смыслов.

Власть должна быть носителем смыслов. Соответственно должны быть органы власти, которые способны расшифровать или распаковать смыслы этой необычной власти.

4. Власть – это среда. Это и есть возможность существования неперсонифицированной власти.

Властная среда может регулировать другие среды. Неперсонифицированная Власть Единого Правоначалия (Универсального Закона) вполне может генерировать смыслы, а через них – свою властную среду и стать доминирующей средой, которая способна регулировать другие среды.

По сути, речь идет о том, что источник текста создает или генерирует среду власти, а с ней и субъектность власти. Этим генератором могут быть люди, могут быть священные книги, может быть закон.

Поскольку Единое Правоначалие как источник права способно создать среду власти, то с его помощью осуществляется регулирование других сред. Соответственно неперсонифицированное Единое Правоначалие наделяется субъектностью. Так складывается генерирование субъектности или сборка субъектности[1].

Основная функция власти заключается в контроле за массовым поведением и влиянии на массы. Речь идет о доминирующем влиянии. Если власть не персонифицирована, то необходимо организовать системы коммуникации. Возникает борьба за коммуникации власти. Важным моментом является концентрация коммуникаций на близких смыслах. Именно такая концентрация даёт важный результат, единство и согласованность. Ни один из видов управления в системе Иного Права (проектное, судебное, социальное, смысловое) не будет концентрировать в своих руках избыточную коммуникацию с целью властвования.

Власть и управление – это не одно и то же. Власть стоит над управлением.

Власть (политическая, государственная) – способность одного человека или группы лиц контролировать поведение граждан общества, исходя из общенациональных или общегосударственных интересов и задач.
Другими словами, способность Государя или господствующего класса контролировать поведение граждан и есть сущность власти. Как уже говорилось, власть может происходить из священных книг. Здесь тоже контролируется поведение. 

Государственное управление – деятельность органов государственной власти и их должностных лиц по практическому воплощению выработанного на основе соответствующих процедур политического курса и достижению общественно значимых результатов. 

Неперсонифицированная власть, власть Универсального Закона кажется очень привлекательной. Именно такая Власть беспристрастна, в отличие от Власти Государя, у которого могут быть личные пристрастия или симпатии. Универсальный Закон независим от деятельности органов управления, от интересов социальных групп, от политики, от условий и ситуаций внутри Страны и за ее пределами.

Смыслы неперсонифицированной власти влияют на Правосознание отдельной личности и общества в целом. В связи с этим полезно иметь представления о сущностных характеристиках Правосознания, в частности, его контурах[2]

Сформировав собственную властную среду, Власть Единого Правоначалия способна воздействовать на подвластную среду. Именно во властной среде Власть Единого Правоначалия способна сформировать свою волю. Формирование воли прочно связывается с формированием коммуникаций для трансляции этой воли. Выстраивание коммуникации для трансляции воли власти требует определённых правил и процедур.

Субъектность власти становится распределенной во властной среде. Речь идёт не о разделении, а о распределении субъектности в выражении и реализации воли власти.  В среде и осуществляется сборка властной субъектности. 

Мы приходим к интересному явлению, которое может в будущем отразиться как Праводержавие.

Таковы предварительные заметки.

    [1] Лешкевич Т.Г. Проблема субъектности и бессубъектное состояние России в контексте экономоцентричности современной эпохи// НАУЧНАЯ МЫСЛЬ КАВКАЗА № 2, 2012 с. 18

[2] Арапов С.В. Контуры правосознания: к эволюции правового восприятия / Санкт-Петербург: BooksNonStop, 2021. – 216 c.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded